Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

братки

17 мая - день рождения Елены Шварц



Елена Андреевна Шварц (17 мая 1948, Ленинград — 11 марта 2010, Санкт-Петербург)

В Новой Деревне птицы всё те же


На Черной речке птицы щебетали,
Как будто щёки воздуха щипали
И клювом дёргали,
И лапками терзали,
И, сердце напружив,
Забыв о друге, о душе, о дали,
До смерти небо тьмы защекотали.
Хвостами резали и опереньем,
И взвизгами, и судорожным пеньем.

Да, птицы певчие хищны,
Их хищность в том,
Чтоб воздух догонять,
Терзать его потом.

Перетирать, крошить,
Язвить, ласкать, журить,
Чтоб наконец
В нём истинные звёзды пробурить.

И в том они подобны Богу,
Он к сердцу моему свечу подносит,
И самого себя он только спросит:
Что, если в нём дыру прожжёт —
Что там увидит? зеркало, дорогу?
И почему Ему мы застим взор?

И исступленья сладостным огнём
И вдохновенья режущим лучом
Он нас заставит душу разорвать
И чрез неё в свою глазницу глянет.

О птицы певчие, терзайте воздух нежный.
Я — ваше небо, я — позор безбрежный.

...
Что делать с жизнью небольшою,
Пришитой к сердцу моему,
Что делать с этой живорослью,
Что пятится, завидев тьму?
Зачем, Творец, в меня сослали?
Уж лучше б Вы ее держали
Как прежде – кошечкой в дому.
Зачем ее Вы баловали
И часто за ухом чесали,
А после сливки отобрали
И кличку тоже – не пойму.
Она мне сердце рвет и мучит
И все по Вас, Творец, мяучит.

братки

(no subject)

ОДУВАНЧИКИ

В сторонке от поселка дачного
живет старуха вместе с кошкой.
И десять тысяч одуванчиков
молчат у низкого окошка.

Стоит изба над самым озером,
на днях ее снесут бульдозером.
Но знают птицы и зверье,
что есть защита у нее.

За дом, за кошку на диванчике,
за бабку, что устала жить,
все десять тысяч одуванчиков
готовы головы сложить.

Collapse )
братки

а осень, а дело осень

...
... а осень, а дело осень,
  а осень по сути дела настолько отдельная песня,
  что ни отнять, ни прибавить, ни дать, ни взять...
  ...
  ... а осень уж осенила, а на стене скрижаль, на душе
  печаль...
...
...на вашем месте мы выбрали бы стиль тростника,
  желательно европейского, и о том никогда бы,
  что говорится, не горевали, вы, к слову,
  осознаёте, насколько он зыбок и зябок,
  он, мыслящий по берегам, скажем, боден-зее,
  не слишком отчётливо, нам ведь не довелось
  побывать на означенном зее, а вам, и нам,
  а вот мы посетили, и оказалось,
  что всё так и есть, всё сходится:
  на указанном зее тростник зябок и зыбок сугубо,
  и если судить по его рассужденьям,
  то мыслит не просто он скрупулёзно,
  а скрупулёзно поистине и притом
  упоительно неспеша, потому что спешить ему
  некуда ровным счётом,
  ибо куда же...
...
...и понял, что так как творением завершён,
  то по-своему совершенен, и что существа,
  что мелькают в среде его, существа типа птиц,
  насекомых типа, которые, в общем-то,
  всё мельтешат, всё мелькают,
  они совершенны тоже и тоже поэтому
  более или менее зябки и зыбки, знобки и хрупки
  и с ним одинаково одиноки...
...
...и на вопрос: погодите,
  да где вы тут уловили связь,
  отвечается: потому что неправда,
  что существуют событья и вещи,
  явленья и существа, которые с остальными
  явлениями и существами никак не связаны,
  это не правда, а ложь,
  ибо связано всё на свете:
  что ни возьми, то и связано...
...
...


братки

(no subject)

день рождения Арсения Тарковского

Картинка 105 из 765

***
На каждый звук есть эхо на земле.
У пастухов кипел кулеш в котле,
Почесывались овцы рядом с нами
И черными стучали башмачками.
Что деньги мне? Что мне почет и честь
В степи вечерней без конца и края?
С Овидием хочу я брынзу есть
И горевать на берегу Дуная,
Не различать далеких голосов,
Не ждать благословенных парусов.

***
Как сорок лет тому назад
Я вымок под дождем, я что-то
Забыл, мне что-то говорят,
Я виноват, тебя простят,
И поезд в десять пятьдесят
Выходит из-за поворота.
В одиннадцать конец всему,
Что будет сорок лет в грядущем
Тянуться поездом идущим
И окнами мелькать в дыму,
Всему, что ты без слов сказала,
Когда уже пошел состав.
И чья-то юность, у вокзала
От провожающих отстав,
Домой по лужам как попало
Плетется, прикусив рукав.

***
Как сорок лет тому назад,
Сердцебиение при звуке
Шагов, и дом с окошком в сад,
Свеча и близорукий взгляд,
Не требующий ни поруки,
Ни клятвы. В городе звонят.
Светает. Дождь идет, и темный,
Намокший дикий виноград
К стене прижался, как бездомный,
Как сорок лет тому назад.


***
Просыпается тело,
Напрягается слух.
Ночь дошла до предела,
Крикнул третий петух.

Сел старик на кровати,
Заскрипела кровать.
Было так при Пилате.
Что теперь вспоминать.

И какая досада
Сердце точит с утра?
И на что это надо —
Горевать за Петра?

Кто всего мне дороже,
Всех желаннее мне?
В эту ночь — от кого же
Я отрекся во сне?

Крик идет петушиный
В первой утренней мгле
Через горы-долины
По широкой земле.


***
                                               Спой мне песню, как синица
                                               Тихо за морем жила..

                                                                              "Зимний вечер"

Почему, скажи, сестрица,
Не из Божьего ковша,
А из нашего напиться
Захотела ты, душа?

Человеческое тело
Ненадежное жилье,
Ты влетела слишком смело
В сердце тесное мое.

Тело может истомиться,
Яду невзначай глотнуть,
И потянешься, как птица,
От меня в обратный путь.

Но когда ты отзывалась
На призывы бытия,
Непосильной мне казалась
Ноша бедная моя, —

Может быть, и так случится,
Что, закончив перелет,
Будешь биться, биться, биться
И не отомкнут ворот.

Пой о том, как ты земную
Боль, и соль, и желчь пила,
Как входила в плоть живую
Смертоносная игла,

Пой, бродяжка, пой, синица,
Для которой корма нет,
Пой, как саваном ложится
Снег на яблоневый цвет,

Как возвысилась пшеница,
Да побил пшеницу град...
Пой, хоть время прекратится,
Пой, на то ты и певица,
Пой, душа, тебя простят.

***
Меркнет зрение — сила моя,
Два незримых алмазных копья;
Глохнет слух, полный давнего грома
И дыхания отчего дома;
Жестких мышц ослабели узлы,
Как на пашне седые волы;
И не светятся больше ночами
Два крыла у меня за плечами.

Я свеча, я сгорел на пиру.
Соберите мой воск поутру,
И подскажет вам эта страница,
Как вам плакать и чем вам гордиться
Как веселья последнюю треть
Раздарить и легко умереть,
И под сенью случайного крова
Загореться посмертно, как слово.


Картинка 62 из 1087